Мы на Facebook

Харрисон Вейр – ( 5 May 1824 – 3 January 1906) – знаменитый английский исследователь семейства кошачьих, автор книги “Наши кошки и все о них” 1892 год.


Первая выставка кошек в Хрустальном Дворце в Лондоне

16 июля 1871 года



"После выставки кошек в Хрустальном Дворце, я обычно получаю письма с расспросами разного рода. Одни спрашивают: «На что похож настоящий черепаховый окрас?» Другие: «Как выглядит табби?» Третьи: «А голубой табби?» Один пишет о прекрасном характере своего кота, другой интересуется, как избавить кота от дурной привычки царапать мебель и т.д.
После долгих раздумий и по многочисленным просьбам я счёл за лучшее опубликовать свои заметки о кошках, их привычках, инстинктах, особенностях, пользе, окрасах, рисунках, форме и других качествах, которые являются необходимыми, для того чтоб выставляться на одной из учрежденных выставок.



Много лет тому назад, раздумывая о большом количестве кошек, поодиночке содержащихся в Лондоне, у меня возникла идея, что было бы хорошо проводить «Выставки кошек», так чтобы к различным породам, окрасам, рисункам и т.д. относились более внимательно. И домашний кот, сидящий у огня, мог представить свою красоту и привлекательность своему владельцу, неизвестную доселе, поскольку на это не обращали внимания.
Предрасположенный всем этим, я позвонил своему другу мистеру Уилкинсону, в то время – управляющему Хрустального дворца. С его обыкновенной прозорливостью он увидел, что «это следует сделать». За несколько дней я представил готовую схему работы: призовую систему, цену входа, число классов и баллы, по которым они будут присуждаться, призовую систему в каждом классе, их количество, различные особенности окраса, формы, размера и пола, за которые они присуждаются. Я также сделал рисунок кошачьей головы, чтобы его распечатали чёрным на жёлтой бумаге для афиш. Мистер Ф. Уилсон, владелец зоомагазина и шоу-менеджер компании, собрал достаточное количество кошек вместе, среди которых была и моя голубая табби «Старая Леди». Тогда ей было около 14-ти лет, тем не менее, она была лучшей в своём окрасе, далее её так никто и не превзошёл, разве что поравнялся. К ее цепочке я прикрепил серебряный колокольчик, который она носила на своём дебюте.
Мой брат, Джон Дженнер Вейр, Дж.Макдона и я выступали как судьи, и результат превзошёл все наши самые оптимистические ожидания – настолько, что я стал заниматься этим из любви к кошкам «без платы, либо награды, либо вознаграждения», Компания Хрустального Дворца великодушно преподнесла мне большую серебряную кружку для пива в знак их высшего одобрения моих стараний на благо «Компании» и кошек. Сейчас, когда Клуб кошек уже сформирован, выставки более многочисленны, и растёт количество вступающих, можно ожидать всяческие выгоды для одного из самых умных (хотя с ними зачастую плохо обращаются) вида животных.
В день судейства в Ладжет Хилл я взял билет на поезд в Хрустальный дворец. Сидя в комфортабельном купе первого класса, признаюсь, волновался, удастся ли эксперимент. На что это будет похоже? Будет ли там много кошек? И как много? Как будут вести себя животные в клетках? Будут ли они мрачными или стремиться вырваться на свободу, отказываясь от еды? Усядутся и воспримут всё тихо и покорно или начнут буянить? Я никак не мог представить себе картину происходящего; всё было так ново.
Пока я раздумывал над этим, дверь открылась – и вошел приятель. «А,– сказал он, – ты как?» «Нормально», ответил я, «я еду на выставку кошек». «Что? – удивился он. – Шоу кошек? Я это ненавижу. Выгоняю их из своих владений, когда их вижу. И какие хлопоты вам предстоят с кошками в клетках! Вы же не свяжете их. Какой там будет шум, и как они все будут пытаться вырваться, или задушат себя своими цепочками» «Мне жаль, очень жаль, – ответил я,– что ты не любишь кошек. Со своей стороны, я считаю их очень красивыми, грациозными в своих движениях, и они такие же домашние в своих привычках, как собаки, если не больше. Они очень полезны в охоте на мышей и крыс. Я знаю, что кошки стучат в дверь, когда хотят войти. Они отличают воскресенье от других дней и не выходят ждать тележку с мясом в этот день». «Погоди, я вижу, ты любишь кошек, а я нет, так что давай оставим этот разговор». «Нет», сказал я, «почему же? Вот поэтому я учредил Выставку кошек; я хочу, чтобы все видели, как выглядит ухоженный кот. Почему бы коту, который сидит мурлыча вблизи нас у огня не быть объектом интереса и быть оцениваемым по окрасу, рисунку и форме? Так пойдём же со мной, мой дорогой старый друг, и посмотрим на первую Выставку кошек».
Мой приятель и я стояли внутри Хрустального дворца. Вместо шума и криков пытающихся вырваться кошек лежали кошки в различных клетках, раскинувшись на пурпурных подушках, не издавая ни звука, по-домашнему мурлыча, время от времени они лакали поставленное перед ними свежее молоко. Да, там были и большие, и очень большие коты, коты среднего размера и маленькие, коты всех окрасов и рисунков. И прекрасные чисто белые персидские кошки. По мере того как мы проходили мимо клеток, я видел, как у моего друга проявлялся интерес: он то и дело говорил «Какой красавец! А вот ещё один!» «И ничего удивительного, – сказал я, – многие из котов, которых ты видел прежде, были бы так же красивы, если бы за ними хорошо ухаживали или хотя бы вообще ухаживали. Обычно же с ними дурно обращаются, их плохо кормят и плохо содержат, просто потому, что это коты. Всё же, скажу, что выставка могла бы быть еще больше, если бы не было так сложно уговорить хозяев, хотя, как ты видишь, они содержат питомцев в прекрасных условиях». «Я и не представлял себе такого разнообразия форм, окрасов, размеров» – сказал он, и мы расстались. Спустя два месяца я позвонил в его дверь, он обедал, и рядом с ним на кресле сидели два кота – на вид его домашние любимцы.
Это не единичный случай того, как выставка кошек повлияла на хорошее отношение к домашним кошкам. С тех пор по всей стране стали проводится выставки кошек, возрос интерес к ним в разных слоях общества, за особо привлекательных кошек стали дорого платить. Есть надежда, что благодаря выставкам кошки получат надлежащее обращение, которое все животные должны бы получать от человека. Даже некоторые примеры выставок кошек заставляют меня не жалеть о том, что я придумал и учредил первую выставку кошек в Хрустальном дворце."

Перевод Веры Шебеко.